Вестник - Газета русского Колорадо

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Тухфахон – подарок Бухары

«Замолкли звуки чудных песен, Не раздаваться им опять...»
Это было в октябре 1983 года в Самарканде. Там проходил Второй международный музыковедческий симпозиум по проблеме «Традиции музыкальных культур народов Ближнего, Среднего Востока и современность». Эта тематика вызвала большой интерес и собрала большое количество специалистов из разных стран. Зал, где проходила научная конференция, был переполнен. Среди многочисленных советских и зарубежных музыкальных коллективов, приехавших на симпозиум, был и коллектив бухарских женщин-созанда в лице Тухфахон и её даста (группы певиц, танцовщиц и дойристок - Ханно Якубовой, Тамары и Ривы Тахаловых и Олияхон Хасановой). Они иллюстрировали мой доклад «О музыкальном искусстве бухарских женщин-созанда» исполнением части из цикла «Занг», хорошо известного в репертуаре созанда.

Их выступление было настолько неожиданным для многих слушателей и

ярким, что вызвало бурный восторг. Публику восхитило в выступлении Тухфахон и её даста всё: задушевное пение, прекрасная музыка, завораживающая своей мелодией и ритмом, изящный, зажигательный танец, колоритное звучание музыкальных инструментов (дойра, кайрак1, занг2) и, наконец, нарядная, красивая национальная одежда в бухарском стиле. Оглушительные и продолжительные овации не давали мне возможности завершить свой доклад. Казалось, аплодисментам не будет конца. Пришлось члену президиума, музыковеду, профессору Файзулле Музаффаровичу Кароматову, успокоить публику, сообщив, что на следующий день в Доме-музее Ходжа Абдуллазиза Расулова состоится выступление Тухфахон и её даста - и все желающие смогут вновь увидеть и услышать так понравившийся им коллектив.

Выступление Тухфахон и её даста на следующий день было встречено с ещё большим восторгом. Некоторые участники симпозиума из зарубежных делегаций просто не могли устоять перед увлекающим и захватывающим пением и танцами созанда и пошли вместе с ними танцевать, старательно выдерживая все изгибы капризного и стремительного восточного ритма. Многие из них потом подходили ко мне и с радостью говорили, что в их музыкальной культуре тоже есть похожие женские музыкальные группы.

Пик успеха группы Тухфахон во время симпозиума пришелся на их выступление в концерте, который проходил под куполом знаменитого архитектурного памятника - медресе Шердор. В этом концерте участвовали национальные коллективы, приехавшие на симпозиум, чтобы познакомить его участников с традиционным искусством своих стран. Именно в этот день многовековое музыкальное искусство бухарских женщин-созанда впервые прозвучало для мировой аудитории специалистов. И эта важная миссия выпала на долю Тухфахон и её даста.

Зал был в восторге от красоты увиденного и услышанного. Кинооператоры, фотографы, а также некоторые члены делегаций, «вооруженные» магнитофонами, фото- и киноаппаратами, старательно фотографировали и записывали прекрасный образец традиционного искусства Бухары, пришедший из глубины веков на эту сцену.

После симпозиума слава о Тухфахон и её даста еще больше укрепилась в Узбекистане и быстро разошлась далеко за его пределы. Будучи от природы человеком деятельным и обладая организаторским талантом, Тухфахон использовала свой новый успех и вновь признанный авторитет для организации в Бухаре при Доме культуры им. Файзуллы Ходжаева, фольклорно-этнографического ансамбля «Нозанин», который быстро завоевал популярность в Узбекистане и на протяжении многих лет гастролировал в своей республике и во многих других городах бывшего СССР. А в 1990 году Тухфахон организует детский ансамбль, который был назван её именем - «Тухфахон».

...Тухфахон (Яффа Пинхасова) родилась в 1928 году в Благородной Бухаре, в городе с уникальными музыкально-поэтическими традициями. «Шашмаком», искусство созанда и мавригихонов3, богатые россыпи музыкального и поэтического фольклора сделали Бухару одним из самых известных культурных центров Среднеазиатского региона. Здесь жили и творили выдающиеся поэты, певцы, музыканты и танцовщицы. В этой атмосфере высокой духовности росла и музыкально одаренная девочка Яффа. С раннего детства она любила петь и танцевать, любовалась искусством созанда и мечтала быть, как они.

Вспоминая детство, Тухфахон пишет в своей книге: « Каждую ночь я видела во сне, будто некто говорил мне: «Пойдем танцевать и играть на дойре». С 6-ти лет она участвовала в школьном кружке «Санойи Нафиса» и выступала в его концертах. «Асмушкача» (так любовно называли Яффу окружающие за ее очень маленький рост) уже тогда проявляла незаурядные способности в пении и в танце. По мере взросления, она все чаще и чаще общалась с давно полюбившимися ею созанда, особенно, с Михали Каркаги и со своей наставницей Ношпотихон (Хевси Бакоева), легко овладевая их профессиональными секретами и репертуаром. К 15 годам она уже могла участвовать, как созанда, в семейных обрядах.

От природы поставленный сильный и звонкий певческий голос красивого тембра и широкого диапазона, в сочетании с пластичными, динамичными движениями в танце, яркая внешность и артистичность позволили ей довольно рано достичь мастерства и творческой зрелости. Она великолепно играла на многих музыкальных инструментах - дойре, кайраках, зангах, таре, дутаре - и мастерски превращала такие предметы быта, как пиалы и блюдца в темброво-колоритные и оригинально звучащие музыкальные инструменты.

Ее выступления стали привлекать внимание жителей Бухары, популярность росла, и её всё чаще приглашали на различные семейные торжества. Постепенно она собрала и выпестовала свой даста, популярность и мастерство которого не имели равных в Бухаре и за её пределами.

Но не все было безмятежно и гладко в жизни Тухфахон на её пути к мастерству и популярности. Трудные детство и юность совпали с мрачными 30-ми годами и с годами Великой Отечественной войны. В 1945 году безвременно ушла из жизни её мать, и на плечи Яффы легла забота о семье, об отце и младших братьях и сестрах (она была самой старшей), о домашнем хозяйстве. Яффа была вынуждена бросить учебу на литературном факультете Бухарского педагогического института и помогала отцу растить детей. Её бесконечная любовь и преданность своей семье и, одновременно, её увлечение искусством созанда, требующим большого трудолюбия, необычайной энергии и постоянного эмоционального подъема, определили всё её будущее. Искусство созанда стало источником материальной поддержки семьи и наполнило всю её жизнь радостью творчества.

Известно, что у жителей Бухары и некоторых других городов Узбекистана и Таджикистана жизнерадостное и возвышенное искусство созанда наполняет светом самые важные семейные события (свадьбу, рождение ребенка,

кошчинон, саллабандон, суннат туй, тфилинбандон и другие семейные торжества).

Эти торжества навсегда остаются яркой страницей в памяти людей, прежде всего

женщин.

Обладая неуёмным темпераментом, необычайной музыкальностью и талантом импровизатора, Тухфахон не уступала своим предшественницам и современницам в умении так украсить и одухотворить эти события, так увлечь всех присутствующих своим обаянием и мастерством, что на следующий день о ней много и восторженно говорили. Она прекрасно знала и блестяще исполняла полный цикл «Кайрокбози» и «Зангбози». При этом она вносила немало своего, расширяя, обновляя репертуар и приближая его к нынешней жизни фрагментами из «Шашмакома» и песнями собственного сочинения.

Каждая семья мечтала о том, чтобы её семейное торжество украсила именно Тухфахон и её даста. В этом я убедилась сама, когда мне посчастливилось быть в Бухаре, общаться с этой знаменитой и популярной созанда, записывать её пение на магнитофон и присутствовать на девичнике с её участием.

Однажды мы с ней шли по улице. Все прохожие почтительно и дружелюбно приветствовали её. Было видно, как жители Бухары уважают и высоко ценят Тухфахон. Неожиданно показалась группа девушек, лица которых при виде Тухфахон застыли в счастливой улыбке. Они приблизились к нам и вежливо, чуть стесняясь, поздоровались. В ответ Тухфахон стала их благословлять и обещала принять участие в их свадебных торжествах. Обещание Тухфахон воспринималось, как подарок судьбы. Недаром народ так сердечно и искренне любил Тухфахон и дал ей имя «тухфа», что означает «подарок», «дар».

Яркая артистичность, музыкальность и популярность Тухфахон вызывает интерес у кино- и телережиссеров. По их приглашениям она снимается в художественных фильмах «Волшебное яблоко» («Казах-фильм»), «Последняя ночь Шехерезады» («Таджикфильм»), «Вот опять Насреддин» («Таджикфильм») и др., а также в телефильмах «Сказки по-бухарски», «Поет Тухфахон», «Бухорои Шариф», созданных на «Узбекфильме».

Тухфахон активно участвовала в общественных мероприятиях, которые проводились в рамках кампаний борьбы за мир, за что получила золотую медаль советского Фонда Мира. А за огромные заслуги и вклад в культуру Узбекистана - медаль «Независимость Узбекистана».

Тухфахон обладала незаурядным поэтическим даром - качеством, весьма необходимым для созанда. Будучи приглашенной для участия в семейном торжестве, она находилась среди других женщин, хозяек и приглашенных, сидящих за столом, или на курпачах вдоль стен комнаты. Она начинала с обращения к «виновнице торжества» с мухаммасом4, мгновенно ею сочиненным или взятым из народной поэзии, восхваляя ее красоту и желая ей счастливой жизни. В ответ «виновница» или кто-то из присутствующих женщин, протягивала ей пиалу с вином или чаем, и отвечала ей мухаммасом, как правило, из народной поэзии. Постепенно в это музыкально-поэтическое состязание включались и другие женщины. Для каждой из участвующих в нем Тухфахон находила меткие и приятные слова.

Поэтический дар Тухфахон проявлялся не только в мухаммасах, сочиненных экспромтом. Она писала, различные по содержанию стихи на бухарско-еврейском, таджикском и узбекском языках. Это были размышления о жизни, о любви и разлуке, о любимой Бухаре, посвящения матери, отцу, детям, известным певцам и поэтам. Особое место в её творчестве занимали тексты для песен, сочиненные взамен известных, - песен, исполняемых созанда на тех или иных торжествах. К примеру, песня «Кошчинон» или песни к обрядам бритмилла и туи суннат - «Бача, бача дар чонам», или к 13-летию девочки - «Табрики Мулчар» и др. Тухфахон несомненно можно назвать народной поэтессой. Много стихотворений такого назначения она положила на известные народные мелодии, а для некоторых сочиняла собственные мелодии в народном духе.

Во время моего пребывания в Бухаре Тухфахон показала мне свой рукописный сборник текстов песенного репертуара созанда и стихов собственного сочинения.

Желая сохранить свой годами накопленный творческий опыт и знания о знаменитых, а порой легендарных созанда, она тщательно записывала тексты их песен, сведения об их жизни и творческих находках и новые мысли, подсказанные творческой жизнью. В результате накопился огромный, интересный и ценный материал - материал от первого лица - для певцов, музыкантов и исследователей музыкальной культуры Бухары. Она мечтала это опубликовать.

Ей удалось издать это только в 2000 году в Израиле в виде солидной книги, которую она назвала «Санъат ва санъаткорони мусикаи анъанавии бухори». Факт чрезвычайно редкий: выдающаяся, популярнейшая носительница народно-профессионального искусства написала о себе и о других созанда! В этой книге Тухфахон впервые широко осветила искусство созанда, своих предшественниц и современниц с кратким описанием их жизни, представила редкие фотографии и весь текст песенного репертуара созанда, рассказала и о своем жизненном и творческом пути, о своей семье и о знаменитых музыкантах Бухары. Кроме этого, она включила в книгу свои мысли о творчестве созанда, свои стихи и высказывания в форме пословиц, которые пронизаны глубиной и мудростью.

Тухфахон не ограничивала себя жесткими рамками традиционного стиля и содержания выступлений созанда в пределах проведения семейных обрядов народного быта. В выступлениях созданных ею фольклорно-этнографических ансамблей и, позднее, в фольклорно-этнографическом театре она перенесла народные обряды на эстраду и на театральную сцену, широко раскрыв их для публики путем превращения в театральное действо.

Тухфахон чутко прислушивалась к веяниям времени, меняя состав даста и используя современные технические средства для нахождения новых красок в своих концертах и в семейных торжествах. Она впервые включила в свой даста мужчин-музыкантов, как это было в ансамбле «Нозанин», что несомненно являлось данью времени. Позднее это новшество получило распространение, и сегодня можно нередко увидеть в других группах созанда мужчин-музыкантов, играющих на дойре, дутаре, таре и электромузыкальных инструментах.

В 1993 году Тухфахон с семьёй переезжает в Америку. Несмотря на свой немолодой возраст, она полна энергии, сохраняет творческую активность, организует артистическую группу с бухарскими евреями, живущими в Квинсе, и

возобновляет концертную деятельность, выступая в Нью-Йорке и других штатах.

Тухфахон продолжает радовать своими выступлениями земляков и вызывает восхищение американцев, новым для них ярким зрелищем. Она принимает участие в концертах ансамбля «Шашмаком», разъезжает по свету, давая концерты в Израиле, Австрии, Франции. И везде, куда бы она ни приехала, её радушно

принимают, восторгаясь её искусством и мастерством.

Тухфахон становится художественным руководителем театра бухарско-еврейского

женского фольклора, названного её именем. Интересно, что американцы вскоре начали проникаться пониманием нашего традиционного искусства. В театре бухарско-еврейского женского фольклора работали Катлин Марисон и Роберт Бассара, влюбленные в искусство бухарских созанда. Они же выступили вместе с

Тухфахон на фестивале в Беркли, посвященном широко известному историческому периоду, называемому «Шелковый путь».

В 1998 году, в день 70-летия Тухфахон и 55-летия её творческой деятельности, бухарско-еврейская община Нью-Йорка торжественно отметила юбилей этой выдающейся созанда. На торжестве присутствовали руководители общины, высокопоставленные представители посольств Узбекистана и Таджикистана и многочисленные почитатели таланта любимой артистки. Тухфахон чествовали, как королеву! Было сказано много слов горячей любви и благодарности за её многолетнюю творческую деятельность, её человеческие качества. И к тому были все основания. Ведь Тухфахон посвятила всю свою жизнь высокому искусству бухарских созанда, продолжая традиции своих замечательных предшественниц,

таких как Тувой Урус, Михали Каркиги (Халилхон), Шишахон, Кундалхон, Гули Сурх, Амбари Ашк, Тилло, Червонхон, Губур, Бахмал, Ношпоти, Набот, Турундж, Махтобхон, Барнои Каркаиги и многих других.

Она обладала высокой человеческой порядочностью, свойственной чистым творческим душам. Она относилась к тем достойнейшим представителям искусства, которые высоко ценили и уважали творческое наследие своих предшественников и учителей, прекрасно его знали, бережно сохраняли, обогащали и передавали в будущее, обучая молодое поколение. Пережив немало жизненных трудностей, она всегда помогала, как могла, всем, кто их испытывал.

В жизни доброй, человечной и трудолюбивой Тухфахон сбылось всё, о чем она мечтала: это и артистическая карьера, которая неуклонно шла по восходящей линии, достигнув высот всенародного признания, и долгая счастливая семейная жизнь в окружении любящего и преданного семье мужа Рахминджона Пинхасова, четырех прекрасных детей, десяти внуков и двенадцати правнуков.

... Чилими нукраги аз даст хато щуд.

Хабар омад, ки дунё бевафо шуд.

Дилам кафиду рангам кахрабо щуд,

Дустон медонанд Тухфахон кучо шуд.

(Серебряный кальян выпал из рук.

Пришла весть о там, что мир изменился.

Мое сердце разорвалось, и лицо мое стало подобно янтарю,

Друзья и родные знают, куда исчезла Тухфахон.)

Так написала о себе Тухфахон в минуту грусти...

В Йом Кипур 5771 года (18 сентября 2010 года), на 83-м году, ушла из жизни Тухфахон (Яффа Пинхасова). Тухфахон - это украшение жизни нашего поколения, ниспосланное ему свыше «тухфа». Её великолепное и вдохновенное искусство, которое живет в памяти тысяч людей, сегодня находит свое продолжение в ее талантливых детях, внуках и правнуках. Искусство созанда продолжает жить!

1. Кайрак - ударный музыкальный инструмент, род каменных кастаньет из

4-х отшлифованных камней (гальки), берущихся по два в каждую руку.

2. Занг - колокольчик, шумовой музыкальный инструмент, сделанный из золота, который привязывается на запястья и щиколотки танцовщицы.

3. Мавригихон - бухарские мужчины музыканты и танцоры иранского происхождения, потомки выходцев из Мерва. Они участвуют в семейных торжествах на мужской половине дома, в отличие от женщин-созанда, которые участвуют в них на женской половине. Большинство созанда - бухарские еврейки.

4. Мухаммас - в таджикско-персидской и узбекской классической поэзии пятистишие, которое состоит из трех первых строчек, сочиненных автором мухаммаса, и двух последних строчек, взятых им из газели другого поэта. В Бухаре и в Верховье Зеравшана мухаммас - это четверостишие, которое читается или распевается женщинами на семейно-бытовых торжествах.

Зоя Таджикова

Add comment


Security code
Refresh