Вестник - Газета русского Колорадо

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Доктор Вернон окончил Медицинскую школу Гарвардского университета.

Проходил резидентуру по общей хирургии в Duke University. Работал ассистентом профессора кафедры хирургии. Специализируется в области трансплантационной хирургии. С 1992 года доктор Вернон работает в Денвере, в клинике Surge One.

Доктор Вернон интересуется русской культурой, хорошо знаком с творчеством таких писателей, как Достоевский, Пастернак, Солженицын. В школе он изучал русский язык, бывал в Москве, Ленинграде, Киеве и других городах бывшего Советского Союза.

Доктор Михаил Маламуд, кандидат медицинских наук, выпускник Карагандинского медицинского института. В течение 10 лет работал общим хирургом, в то же время преподавал в медицинском институте на кафедре хирургии. Защитил диссертацию по теме "Хирургические осложнения сахарного диабета". С 1992 года живёт в Денвере и работает первым ассистентом хирурга в клиниках Денвера.

- Доктор Вернон, расскажите, пожалуйста, нашим читателям, как Вы пришли в хирургию?

- В выборе профессии важную роль сыграли родители: мой отец был врачом, а мать работала медицинской сестрой и ассистировала при операциях на сердце. Мне тогда хотелось быть и журналистом, и юристом, и врачом, но, как видите, наследственность победила. Так что после high school я поступил в медицинскую школу, по окончании которой у меня было три возможности: заняться научной работой, преподавать или стать практикующим врачом. Желание помогать людям взяло верх. В то время на меня обиделся наш профессор - преподаватель биохимии, считавший, что мне стоило все-таки уйти в науку. Еще во время учебы в медицинской школе я много занимался иммунологией, что немало помогает в моей нынешней работе хирурга-трансплантолога.

- Вот уже почти двадцать лет вашим ассистентом является Михаил Маламуд.

- С доктором Маламудом я работаю в тесном контакте с 1992 года. Считаю, что мне повезло: рядом со мной высококлассный врач, в котором я могу быть уверен, как в себе. Опытный первый ассистент, с которым всегда можно поделиться, посоветоваться – это большая редкость. Насколько знаю, у других врачей партнеров такого уровня нет.

- Почему вы обратили внимание именно на русскоговорящих пациентов?

- Ещё в юности, в старших классах школы я очень интересовался историей и культурой Советского Союза. Несколько лет изучал русский язык и даже ездил вместе с другими школьниками в СССР. Мне довелось увидеть Ваши очень красивые города. Сейчас, конечно, многое забылось, но интерес к русской культуре и к выходцам из этой великой страны остался. Кроме того, как я уже сказал, мой партнёр, доктор Маламуд, тоже выходец из Советского Союза, и то, что мы работаем с русскоязычными пациентами для нас вполне естественно. Так сложилось, что в Денвере раньше не было хирургической клиники, где русскоговорящие пациенты могли получить помощь или консультацию на родном языке. Мы знаем, что в городе есть квалифицированные и уважаемые русскоязычные терапевты, семейные врачи, но хирургов не было. Но ведь для больного исключительно важно точно и однозначно понимать, что в действительности происходит с его здоровьем, без этого невозможно принять правильное и ответственное решение. Даже для пациентов, очень хорошо владеющих английским в быту и на работе, предпочтителен надежный перевод специалиста, который в полной мере владеет как русской, так и английской медицинской терминологией. Когда речь идет о здоровье, недопустимы неточности перевода. И потом, не надо забывать, что к лучшим результатам, к наиболее быстрому восстановлению здоровья приходит спокойный и уверенный в себе пациент, а общение с врачом на родном языке, полное взаимопонимание - немаловажное условие для этой уверенности.

-Как, по-вашему, существуют ли отличия в медицинской практике российской и американской медицинских школ? Если да, то чем они отличаются?

- Конечно, мы понимаем, что есть специальные вопросы, которые необходимо учитывать при общении с нашими русскоязычными пациентами. Например, в традициях отношений американского врача и пациента больше откровенности, нет недомолвок. Существуют и другие отличия в традициях медицинской культуры и психологии. А доктор Маламуд имеет большой опыт работы с больными как в Америке, так и в Советском Союзе. Это позволяет успешно решить нашу общую задачу: сбалансировать американскую медицинскую практику с культурными и психологическими особенностями наших русских клиентов.

- Много ли у Вас русскоязычных пациентов?

- Разумеется, большинство наших клиентов говорят по-английски. Но специально для консультаций русскоговорящих пациентов у нас выделена среда. В этот день мы всегда принимаем клиентов вместе. Впрочем, если клиент не может прийти к нам в среду, то мы его примем в любое удобное для него время, ведь русскоязычные пациенты составляют около 1/4 всех наших клиентов.

В том, что у нас много пациентов, выходцев из бывшего СССР, несомненная заслуга Михаила. Его безупречный английский и родной русский - бытовой и профессиональный - позволяют обратившимся к хирургу русскоязычным пациентам достичь с ним полного взаимопонимания и принять правильное решение.

- Куда обратиться больному, чтобы попасть к Вам на прием?

- Клиенты, хорошо владеющие английским, как правило, обращаются непосредственно в наш офис. Но могу уверить, что больным, не знающим английского языка в должной мере, не стоит откладывать до последнего визит к врачу - они всегда могут напрямую обратиться к Михаилу. При необходимости он сам назначит аппойтмент, кроме того, даст направления для прохождения необходимых тестов, анализов и MRI. Сам же осмотр пациентов мы всегда проводим вместе.

- Доктор Маламуд, расскажите, пожалуйста, читателям «ВестниКа» о своей работе в Америке и о том, как началось Ваше сотрудничество с доктором Верноном?

- По приезде в Америку, в Денвер, я задался целью продолжить работу в области хирургии. Знал, что это очень трудно - подтвердить здесь квалификацию врача. Пришлось потрудиться... Зато результат налицо – я сейчас занимаюсь своим любимым делом, работаю ассистентом хирурга. Я принимаю непосредственное участие в операциях разного профиля: общая хирургия, гинекология, косметология, ортопедия, операции на сердце. Я рад, что в 1992 году познакомился с доктором Верноном, действительно, одним из лучших хирургов Денвера. С ним я приобрёл опыт работы в области трансплантационной хирургии.

Операция – процесс, все участники которого - единая команда. В этой команде доктор Вернон - ведущий хирург, а я его первый ассистент. За многие годы совместной работы все мы - хирург, ассистенты, операционные сестры, анестезиологи, другие специалисты - стали, применю такое сравнение, по-настоящему отлаженным точным механизмом, в котором все детали притерты друг к другу. В работе мы понимаем друг друга не то чтобы с полуслова, а, можно сказать, с полувзгляда. Понятно, что в такой обстановке и операция проходит быстрее, и результаты лучше.

Но операция – это только часть нашей работы. В послеоперационный период больные находятся под наблюдением врача как в госпитале, так и амбулаторно до полного выздоровления. Для многих пациентов очень важно, что в этот период они могут общаться с доктором на родном языке.

- У некоторых русскоязычных пациентов сложилось, быть может, еще на опыте обращений к советской хирургии, такое мнение, что стоит только переступить порог кабинета хирурга, как больного сразу отправят "под нож"...

- Я считаю, что квалифицированный хирург никогда не поступит таким образом! Кроме того существует целая группа хирургических заболеваний, при лечении которых мы предпочитаем как раз консервативные методы. Я бы сказал так: настоящий хирург - это хирург, который мыслит как терапевт. И хирургические, и терапевтические методы имеют свои преимущества, а хирургия зачастую это путь быстрейшего лечения больного. Но мы же понимаем, что лечение - это не цель, а процесс. Цель - вернуть больному здоровье.

- Кто в конечном итоге принимает решение о проведении операции?

- Бывают случаи, когда терапевтические методы лечения, к сожалению, не помогают, и единственным правильным путем остается операция. Тогда мы обязательно разъясняем пациенту все возможные варианты лечения, при этом даем какие-то свои рекомендации по выбору на наш взгляд лучшего. Уверен, великое преимущество американской медицинской культуры именно в том, что больной участвует в процессе принятия решения, при этом окончательный выбор пути, по которому пойдет лечение, а также решение о необходимости операции остается только за пациентом. Важнейший фактор – доверие врачу. Если больному после разговора с врачом не стало легче, то это не врач. Так нас учили.

Мы занимаемся как экстренными, так и плановыми операциями. Экстренные - это операции по поводу острого аппендицита, ущемленной грыжи и т.п. Плановые - неущемлённые грыжи, воспаление желчного пузыря, опухоли и другие. Общеизвестно, что в принципе многие болезни легче предупредить, чем лечить. Поэтому наш однозначный совет: не откладывайте посещение врача. Во многих случаях операция, сделанная на ранней стадии заболевания, позволяет сохранить жизнь пациента, кроме того, при своевременном обращении к врачу хирургическое вмешательство, возможно, и не понадобится.

- Да, еще в России я слышал мнение: будущее принадлежит предупредительной медицине...

- Абсолютно верно. Нужно следить за своим здоровьем и вовремя посещать врача. Необходимо проходить ежегодный медицинский осмотр. Для женщин очень важно проходить вовремя маммографию, а также периодическую проверку врача-гинеколога. Мужчинам, особенно среднего и пожилого возраста, нельзя забывать регулярно проверять состояние предстательной железы, проводить анализ крови на PSA (анализ крови, позволяющий выявить опухоль предстательной железы). Начиная с 50-летнего возраста каждые 5 лет нужно проходить колоноскопию. Медицинские страховые компании без проблем оплачивают такие проверки, так как прекрасно понимают, что болезни легче и дешевле предупредить, чем лечить.

- Чем же конкретно занимается ваша клиника? Какого рода операции Вы проводите?

- Наша клиника специализируется в диагностике и лечении хирургических болезней, включающих в себя хирургические заболевания желудочно-кишечного тракта, эндокринных органов, молочной железы, кожи и мягких тканей, грыжи, операции при варикозном расширении вен, хирургическая онкология, а так же трансплантационная хирургия: пересадка печени, поджелудочной железы и почек. Мы проводим экстренные и плановые операции.

- Может ли больной прийти на прием к врачу-хирургу, минуя семейного врача, и как относятся к этому страховые компании?

- Все зависит от страховой компании. Если у вас возникли какие-то сомнения или вопросы, вы всегда можете обратиться за разъяснением к нам в офис.

- Какие угрозы здоровью человека Вам представляются наиболее распространенными, злободневными?

- Огромный вред здоровью приносит курение. Статистика показывает, что смертность от рака легких среди женщин выше, чем от рака молочной железы, а среди мужчин - выше, чем от рака предстательной железы. На третьем месте рак кишечника. Методы ранней диагностики этих заболеваний постоянно совершенствуются, и при внимательном отношении каждого к собственному здоровью многих болезней можно избежать, или вылечить их на ранней стадии.

- Что бы Вы пожелали нашим читателям в первую очередь?

- Доктор Вернон, я и весь коллектив клиники поздравляем читателей «ВестниКа» с Новым годом! Хотим пожелать всем счастья, благополучия и, конечно же, крепкого здоровья. Если же возникнет необходимость, русскоговорящим денверцам есть куда обратиться: мы всегда готовы помочь вам и ответить на возникшие вопросы. Но не устану повторять: следите за собственным здоровьем и любите себя. Существует ответственность врача перед больным, но есть и ответственность самого больного - перед собой и близкими ему людьми. Поэтому давайте вместе следить за вашим здоровьем.

Add comment


Security code
Refresh

Врачи и медработники