Вестник - Газета русского Колорадо

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Почему мы должны признать и изучать армянский геноцид

Вопрос: зачем нам это нужно? В отместку Турции? Чтобы улучшить отношения с Арменией? Чтобы восстановить историческую справедливость? Все три ответа неправильны. Турция нам больше не союзник, но и Армения нам не друг, а, точнее, протеже нашего врага Ирана. Восстановить историческую справедливость? Это нам не под силу, и я сомневаюсь, что Комиссия по делам культуры и спорта, которой поручено разбираться в истории многовековой вражды между армянами и турками, способна составить какое-либо представление на чей, собственно, стороне эта правда. История армянского геноцида сложна и запутана, она документирована не так тщательно как история Холокоста, и, начиная с прошлого века, является полем войны двух нарративов – турецкого и армянского.

Но есть одна веская причина для того чтобы серьезно подойти к изучению армянского геноцида – вплоть до введения этого предмета в школьную программу наряду с изучением Холокоста: это часть истории нашего народа и нашего региона.

В последнее время появилось много исторических работ о роли Германии в армянском геноциде. Большинство ученых, в том числе и немецких, склоняются к тому, что немецкие союзники Оттоманской империи были не только пассивными наблюдателями, но и явно солидаризировались с турками. Они видели и свидетельствовали об этом в своих отчетах, что преступление не было спонтанным этническим столкновением, спровоцированным войной между Турцией и Россией, но тщательно планировалось исходя из геополитических соображений: османы не желали присутствия христианского анклава, расположенного между турками и мусульманами Кавказа.

Хотя сегодня мы воспринимаем эти события в контексте противостояния цивилизаций, вряд ли можно считать армянский геноцид прототипом джихада. Депортируя армян в сирийском направлении и организовывая эту депортацию на манер маршей смерти, которые мы увидели позже во время Холокоста, турки надеялись, что арабские братья-мусульмане добьют их. Но этого не произошло. Сирийские арабы не оказались столь «продвинутыми» исламистами как их палестинский единоверец Амин-Аль-Хусейни. Они, напротив, спасли многих армян от голодной смерти, предоставляя им кровь и принимая в свои семьи армянских сирот. Даже сегодня существует поверье, что многие сирийцы являются потомками армян. Скорее всего, в решении турок уничтожить армян, религия как таковая играла меньшую роль, чем присутствие национального коллектива со своими собственными национальными амбициями, которые могли быть реализованы только за счет Турции.

Израильские историки, в том числе и исследователь Холокоста профессор Иегуда Бауэр, считают, что армянский геноцид является наиболее близкой параллелью Холокоста, и схожестей в этих двух явлениях больше, чем различий. И первая общность состоит именно в том, что речь идет о сознательно принятом и спланированном решении, а не вспышке кровавой этнической розни, каких много в истории народов.

Различие же, по Бауэру, состоит в том, что нацисты видели в существовании евреев центральную проблему мировой истории, и отношение к евреям, согласно его оценке, было для них чем-то вроде псевдо-религии. Турки же стремились уничтожить армян сугубо по причинам политического характера, причем только в Турции.

О том, какое влияние оказал на Гитлера геноцид армян, подробнее всего написал Геворк Бардакджан в своей книге «Гитлер и армянский геноцид» (Kevork B. Bardakjian, Hitler and the Armenian Genocide (Cambridge, Massachusetts: The Zoryan Institute, 1985). Это влияние было большим, чем принято думать, и оно не ограничивается еврейским вопросом – вся концепция Гитлера о завоевании жизненного пространства путем уничтожения этносов сформировалась под влиянием армянского геноцида. В книге приводится выдержки из речи Гитлера в августе 1939 года накануне вторжения в Польшу: «Я отдал приказ и я расстреляю каждого, кто произнесет слово критики, потому что наша цель в войне - это не достигнуть каких либо линий, а физическое уничтожение врага. Соответственно, я привел мои смертоносные формирования в стадию боевой готовности четким приказом безжалостно уничтожать мужчин, женщин и детей польского происхождения и языковой принадлежности. Только так мы завоюем жизненное пространство, которое нам необходимо. Кто, после всего, помнит сегодня об уничтожении армян?»

Почему армянский геноцид нужно включить в израильские школьные программы?

- Потому что он был первым в двадцатом веке прецедентом массового уничтожения одного этноса другим, то есть про-Холокостом.

- Потому что иерусалимский муфтий-нацист начал свою карьеру с геноцида армян

- Потому что соучастниками армянского геноцида были немцы – союзники Турции в Первой мировой войне

- Потому что армянский геноцид и его непризнание таковым Турцией говорит о том, что геноцид и по сей день является легитимным способом решения проблем в нашем регионе. Если бы это было не так, то Турция уже бы давно признала бы армянский геноцид, имевший место много лет назад в Отоманской империи. Но Турция, напротив, настаивает на преемственности своей, построенной на геноциде, государственности, и шантажирует те страны (в том числе и нас), которые время от времени поднимают этот вопрос.

Армянский геноцид демонстрирует нам, что может произойти с целым этносом, соседи по региону которого воспринимают его как инородное тело, и которое они стремятся удалить из региональной ткани. Он позволяет понять, что имеют в виду арабы, когда они говорят о «свободной от евреев Палестине», как недавно выразился лидер палестинской автономии Махмуд Аббас. Он является примером стратегии, которая стремится к тотальной этнической и конфессиональной однородности регионального пространства - любой ценой.

Армянский геноцид актуален. Он вдохновлял нацистов и отцов палестинского национализма. Он вдохновляет сегодня исламофашистов, которые мечтают об окончательном решении израильского вопроса, и которые открыто, с помощью средств массовой информации, призывают к геноциду израильтян. И, наконец, армянский геноцид - это наглядное пособие: что хотели с нами сделать арабы в 1948 и в 1967 году, если бы они выиграли эти войны, и все то, что они по-прежнему хотят с нами сделать.

Но, к счастью, не могут.

Нелли Гутина

Add comment


Security code
Refresh