Вестник - Газета русского Колорадо

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Хирург, который творит чудеса

Открывая газету, листая журнал, смотря телевизор, многие из нас ждут если не сенсации, то, по крайней мере, экстремальных новостей и событий. Наверно монотонная наша жизнь требует чего-нибудь «остренького», а, может, и сама пресса привыкла работать только с самыми горячими фактами. Скорее всего, так и есть. Да и живем мы в век скоростных технологий: что делается на одном конце планеты возможно сразу же показать на другом.

Но есть и другая сторона нашей жизни, сторона, которая редко попадает на страницы газет и на экраны телевизоров – это работа, семья, дети, дом, любимое увлечение, любимые вещи... Поверьте, не менее близки нашему сердцу и воспоминания – что доброго совершили мы в нашей жизни, и как это было. И по-настоящему счастливы те, кому есть что вспомнить, есть чем гордиться, те, кому не приходится сожалеть о том, что пройдено.

Этот очерк посвящен обычному человеку – не космонавту и не спортсмену, но по-своему герою. Давид Сироспур никогда не брал призов, и поклонники не выпрашивали у него автографов. Его миссия не в том, чтобы совершать подвиги в космосе или устанавливать спортивные рекорды на земле, но, тем не менее, исключительно важная и востребованная: Давид посвятил свою жизнь здоровью людей. Он доктор, талантливый хирург с огромным стажем работы, который за свою трудовую деятельность спас немало человеческих жизней.

Родился Давид на севере Ирана, на берегу Каспийского моря, в армянской семье. По воле судьбы, в чём-то похожей на нашу, в 60-х годах он – студент-медик приехал в США, надеясь продолжить учёбу в медицинском вузе и начать врачебную практику на американской земле. Сначала в штате Коннектикут Давид изучал английский язык, a затем поступил и закончил Йельский университет – один из самых престижных учебных заведений США. После этого – годы резидентуры – сначала в госпитале Йельского университета, затем в университетах штатов Айова и Теннеси.

Молодой хирург старательно изучает все, что в дальнейшем поможет ему стать хирургом-универсалом: он посвящает годы на изучение хирургии и общей медицины и как результат: уже на четвертом году резидентуры становится во главе группы практикующих студентов из 20 человек, а еще через год начинает частную практику в штате Айова, при этом продолжая специализироваться в различных направлениях хирургии.

Совмещая работу с учебой, здесь на новом месте, Давид приобретает новые знания и тот бесценный опыт, который так необходим практикующему врачу, особенно хирургу-универсалу.

Это мы с вами живем в крупном городе, столице штата, где множество врачей специализируется только в одной области. А в сельскохозяйственных штатах, подобных Айове, весьма проблематично содержать медицинские центры с узкой специализацией в местах, где на десятки, а то и на сотни миль вокруг фермерские хозяйства американской глубинки, которые не зря называют сердцем Америки.

Давид, вспоминая эти годы, шутит, что поголовье свиней в Айове намного превышало количество людей.

И в жару и в холод Давиду, как и другим врачам штата, для того, чтобы принять больных и оказать людям хирургическую помощь приходилось много ездить между далеко отстоящими друг от друга небольшими медицинскими клиниками, оборудованными операционными.

У фермеров свое хозяйство, живность, и им было трудно бросить дела на ферме и поехать за сотни километров к доктору. Ну, а если гора не идет к Магаммету...

Особенно нелегко было в зимнее время. Айова – штат далеко не курортный, здесь бывают и морозы нешуточные, и бураны с метелями. Иногда, после поездки по обледенелой дороге, молодому врачу приходилось сразу начинать сложнейшие операции, принимать неординарные решения, брать ответственность на себя, а после окончания операций ехать в другой госпиталь, чтобы снова стать к операционному столу, а ещё надо наблюдать больных в палате интенсивной терапии... Зачастую рабочая смена хирурга продолжалась по 72 часа!

Труд фермеров, работавших с сельскохозяйственным оборудованием и животными, сопровождался частыми порезами, вывихами, ушибами, но иногда случались и тяжёлые травмы, когда люди калечились не на шутку.

В этих условиях не только здоровье, но часто и жизнь пациенту мог сохранить только высокопрофессиональный хирург-универсал.

Жители штата высоко ценили нелегкий труд своего «земского» доктора.

Давид чувствовал благодарность людей, они принимали его в своих домах как дорогого гостя, старались приветить и угостить на дорожку домашними деликатесами. Часто, приходя на приём, в знак благодарности за нелёгкий труд фермеры приносили доктору то кусок пирога, то десяток яиц или свежее масло... Оказывается, такое бывает не только в России, но и в Америке – люди есть люди...

Вспоминая те годы, Давид рассказывает, что никогда не встречал таких искренних, отзывчивых и открытых людей, готовых всегда придти на помощь в трудную минуту.

Именно они до сих пор сохранили добрые традиции первопроходцев. Недаром их называют солью американской земли. Высокие гости в этих местах бывают не часто. До сих пор здесь вспоминают странного советского лидера – Никиту Хрущёва, который именно в этих местах, где на обширных полях Айовы выращивают кукурузу и сою, набирался впечатлений для того, чтобы перенести сельскохозяйственный опыт местных фермеров на бескрайние просторы советской земли.

Наверное, не раз подумывал Давид, что пора бы поменять свою жизнь, переехать в более престижное место, но каждый раз вспоминались люди, к которым прикипел душой, и каждый раз он принимал решение остаться. Ведь далеко не всякий опытный хирург поедет в «глубинку», а молодым, неопытным врачам, каким он когда-то сюда приехал, была необходима помощь опытного коллеги.

Конечно, случались проблемы, когда и самому доктору Сироспуру приходилось обращаться на кафедры университетов Сент-Луиса, Вашингтона или Майами для того, чтобы посоветоваться со специалистами. Такие звонки не подчинялись времени, и если больной находился на грани жизни или смерти коллеги давали консультации в любое время суток.

В то же время, Давид щедро делился опытом с молодыми врачами, которые направлялись к нему на практику. Это действительно была серьезная практическая школа. Более 15 лет доктор Сироспур помогал становиться на ноги молодым хирургам. В то же время он пополнял и свои знания – продолжал учиться, чтобы всегда быть в курсе новых разработок и опыта.

Говоря об универсальности доктора Сироспура надо иметь в виду, что в условиях глубинки пришлось стать специалистом в самых разных областях хирургии. Так что Давиду пришлось быть одновременно и гинекологом, и проводить операции на желудке, легких, стать специалистом в эндокринологии и ортопедии...

Конечно, не всегда хирургу приходилось работать в экстремальных условиях, все-таки медицина в США на очень высоком уровне. Но самое трудное для доктора, когда организм пациента исчерпал все возможности, a он бессилен чем-либо помочь человеку. Хотя иногда случались и чудеса: однажды на прием к доктору Сироспуру поступила 65-летняя женщина, у которой оказалась большая раковая опухоль желудка, a в придачу легочная недостаточность из-за многолетнего курения. Давид сделал всё, что мог – ему пришлось удалить у пациентки 90 процентов желудка. Практика показывает, что больные с таким диагнозом после аналогичных операций могут прожить от полугода до 5 лет. В общей сложности доктором Сироспуром было сделано пациентке 3 операции. Чтобы сделать одну из них доктор даже прервал отпуск, который он проводил с семьёй на Гавайях. Больная провела в интенсивной терапии более трех месяцев. Вряд ли всю эту историю можно свести только к чуду или благоприятному стечению обстоятельств. Конечно, огромную роль в том, что пациентка прожила после операций еще 15 лет (до 80!) сыграли золотые руки хирурга-доктора Сироспура.

И ещё об одном интересном эпизоде своей жизни рассказал доктор Сироспур. В феврале 2001 года он в составе благотворительной медицинской миссии побывал в Гондурасе.

Группа американских медиков состояла из 30 человек: два хирурга, 3 анестезиолога, несколько медсестер с хирургическим опытом, а остальные - студенты медицинских вузов. То, с чем столкнулись с первой же минуты американские врачи, превзошло их самые мрачные ожидания. Госпиталь, в котором пришлось работать сотрудникам миссии, располагался в старом здании в гористой местности, одного из самых бедных районов Гондураса. Пищу для больных здесь готовили на улице на кострах. В переполненных палатах - по два десятка больных, а госпитальное оборудование находилось на таком уровне, что вызвало буквально шок у американцев.

Да и самим врачам пришлось жить в тесных комнатках, где кровати стояли в 2 яруса, отсутствовала горячая вода, а по утрам тараканы сидели на зубных щетках... Но, понимая, что прибыли сюда с важной и благородной миссией, никто не жаловался.

Местные жители, а это в основном индейцы, узнав, о прибытии американских врачей, поспешили в госпиталь. На утро первого после прилёта дня их ждала очередь из 200 человек.

Давид вспоминает, что после почти идеальных условий в Штатах ему пришлось без остановки работать сутками в примитивных операционных, чтобы помочь максимально большему количеству больных.

Особенно угнетало то, что многие операции приходилось делать из-за запушенной стадии болезни – в стране отсутствовала профилактика. К примеру, нужно было оперировать 19-летнюю девушку с запущенным заболеванием щитовидной железы. В этом не было бы необходимости, если бы местное население имело возможность получать добавки йода в пищу.

За день хирурги делали до 7 – 8 операций – столько, сколько могли стоять в операционной. Удручало отсутствие у больных истории болезни и анализов.

В то же время они понимали, что их пациенты - тяжело больные люди, и помощь им нужно было оказывать немедленно! От усталости подкашивались ноги, но стоило посмотреть в полные мольбы глаза, на измученные многолетней непрекращающейся болью лица, и врачи вновь возвращались к операционному столу.

Работали в госпитале с раннего утра и до темноты, и уже не было сил удивляться, в каком страшном состоянии находились многие пациенты. До сих пор перед глазами молодой парень, которому в детстве выстрелили в живот, и с тех пор после неумело проведённой операции с трубкой в желудке он ожидал возможность избавиться от последствий ранения. Денег на платную операцию у семьи не было, а плановую операцию нужно было ждать ещё целых восемь лет!

Давид вспоминает, какое же это было наслаждение, когда после двухнедельного марафона у него появилась возможность принять горячий душ!

Врачи сделали всё, что могли, но всё равно, уезжая из Гондураса, участники миссии испытывали чувство вины перед теми, кому не успели помочь... Время, проведённое в Гондурасе, доктор Сироспур вспоминает как одно из самых важных событий в своей жизни.

Отработав в Айове почти четверть века, Давид Сироспур решил переехать в Денвер, где уже много лет живут его дети и внуки. Бывшие пациенты и коллеги провожали доктора Сироспура со слезами на глазах. Доктор получил более четырех тысяч благодарственных писем от людей, которых спас от болезней и от мучений, а многих и от смерти. А это – самая главная награда для врача – признание и благодарность, идущие от души.

Вообще-то, отработав десятки лет врачом-хирургом, доктор Сироспур мог бы, при желании, уйти на пенсию. Но такое времяпровождение не для человека, который всю жизнь работал, не щадя себя. Давид всегда предпочитал «ювелирную» работу в хирургии. Поэтому, отбросив мысли о заслуженном отдыхе, он открывает в Денвере медицинскую клинику – Colorado Laser and Vein - и здесь, на новом месте, работая в более узкой специализации, он снискал славу «хирурга, который творит чудеса».

Но об этом Вы прочтёте в нашем следующем очерке.

АННА ШЕРКЯН

Add comment


Security code
Refresh

Врачи и медработники